Menu
Menu

ВС РФ рассмотрел возможность включения заемных обязательств должника перед его участником в реестр кредиторов

ВС РФ рассмотрел возможность включения заемных обязательств должника перед его участником в реестр кредиторов

Вопрос о включении или невключении заемных обязательств должника перед собственным участником в реестр кредиторов до сих пор представляет собой определенную сложность. В соответствии с законодательством о банкротстве участники должника, предъявляющие должнику требования, вытекающие из участия в его уставном капитале, не могут быть отнесены к числу конкурсных кредиторов должника (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 4 февраля 2019 г. № 304-ЭС18-14031).

На практике при необходимости финансирования компании ее собственники не всегда используют механизм увеличения уставного капитала, а вместо этого предоставляют займ, либо используют займ как механизм вывода компании из кризисной финансовой ситуации, не раскрывая этот факт. В случае же банкротства компании требования участников из договоров займа, являющиеся в такой ситуации формально гражданско-правовыми, оказываются конкурирующими с требованиями остальных кредиторов компании-должника.

ВС РФ в последние пару лет была сформирована судебная практика, согласно которой участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу при определенных обстоятельствах может быть отказано во включении его требования по договору займа в реестр, в частности, когда заем прикрывал (п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса) корпоративные отношения по увеличению уставного капитала либо когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично нераскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать.

Недавно ВС РФ было рассмотрено дело, которое продемонстрировало необходимость учета обстоятельств возникновения заемных отношений между должником и его участником (аффилированным лицом) для целей учета таких требований в реестре кредиторов.

В рамках дела о банкротстве организации физическое лицо обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требований, представляющих собой задолженность должника перед физическим лицом по договорам займа. Должник входил в группу компаний, мажоритарным участником которой являлся указанное физическое лицо.

Суд первой инстанции во включении требований в реестр отказал, признав эти требования корпоративными. Суд апелляционной инстанции определение суда первой инстанции отменил и включил требования в реестр, но кассация согласилась с судом первой инстанции, что и стало причиной обращения физического лица в ВС РФ.

ВС РФ указал, что при рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и т. п.

В данном случае должник был создан для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра. Для привлечения денежных средств на строительство были заключены кредитные договоры с банком, по условиям которых должник должен был согласовывать с банком любое заимствование денежных средств. Также по условиям кредитных договоров банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника, привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей. Таким образом, механизм привлечения средств для строительства торгового центра (получение их от участника должника) не скрывался от независимых кредиторов должника.

Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между физическим лицом и вторым участником. Доказательств выдачи физическим лицом займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности, представлено не было.

Также ВС РФ отметил, что из установленных по делу обстоятельств следует, что банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с должником, являясь по сути соинвестором. Более того, в дальнейшем между банком и участниками должника велись переговоры о приобретении банком долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам. Таким образом, фактически банк рассматривал участников должника как своих партнеров по строительству.

Кроме того, в кредитных договорах с банком содержалось условие о том, что требования участников должника перед банком не субординируются, то есть требования участников должника не понижаются в очередности перед требованиями банка.

С учетом указанных обстоятельств ВС РФ признал, что заявленные требования физического лица не могут быть признаны корпоративными и подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Источник: garant.ru

Услуги

Menu
  • Москва, ул. Первомайская, 121
  • mail@uristi.ru
  • +7 (495) 015-12-36

Заказ обратного звонка!

Перезвоним быстро, конфиденциальность гарантируем.